Чт. Окт 28th, 2021
Поделиться

Суд присяжных в решениях Конституционного Суда РФ: вопросы и ответы

В ЭТОЙ СТАТЬЕ:

  • Как заявляется ходатайство о тенденциозности коллегии присяжных и как его рассматривать суду
  • Можно ли заменить присяжного заседателя без выяснения уважительности причин его неявки
  • Может ли подсудимый защищаться путем обвинения другого лица

Может ли подсудимый защищаться путем обвинения другого лица?

В случае, когда сторона обвинения представляет уличающие доказательства, но одновременно отсутствуют прямые доказательства причастности подсудимого к преступлению, выдвижение контрверсии о причастности иных лиц к совершению преступления — эффективный способ защиты в сравнении с простым отрицанием. Отвечая на вопрос о приемлемости такого способа защиты в суде присяжных, КС РФ в определении от 25.11.2020 №  2634-О отметил, что «ответ присяжными заседателями на вопрос: „Доказано ли, что деяние совершил подсудимый?“ — предполагает возможность оценки ими всей совокупности доказательств, в том числе опровергающих обвинение, показаний и доводов подсудимого о совершении преступления не им, а другим лицом».

Вместе с тем в случаях, когда «другим лицом» является подсудимый по этому же уголовному делу, позиция КС РФ принципиально иная. Cопоставляя закрепленный в ч. 8 ст. 335 УПК запрет на исследование в присутствии присяжных заседателей данных, способных вызвать у них предубеждение в отношении одного из подсудимых, с правом другого подсудимого возражать против обвинения и давать показания в свою защиту (ч. 4 ст. 47 УПК), КС РФ в определении от 25.10.2018 №  2586-О ограничил последнее в пользу первого.

С 1 июня 2018 года подсудность уголовных дел, рассматриваемых судом с участием присяжных заседателей, существенно расширилась. Помимо судов субъектов РФ эта форма судопроизводства начала применяться и в судах районного уровня.

В 2019 году, по данным Верховного Суда РФ, судебные процессы с участием присяжных закончились обвинительными приговорами для 783 обвиняемых (69%), а оправдательными — для 242 (31%). В 2020 году суды с участием присяжных рассмотрели 694 уголовных дела в отношении 938 лиц. В отношении 253 подсудимых (27%) суды вынесли оправдательные приговоры, а в отношении 658 (73%) — обвинительные.



В феврале 2020 года Председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев озвучил предложения о необходимости расширения перечня уголовных дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей. Глава ВС РФ указал на возможность отнести к компетенции суда присяжных дела об умышленных деяниях, по которым наказание составляет более 10 лет лишения свободы, кроме половых преступлений против несовершеннолетних и преступлений террористической направленности. Кроме того, рассматривается вопрос передачи присяжным дел об экономических преступлениях2.



В свете складывающейся тенденции на профессиональных площадках адвокаты и судьи активнее обсуждают вопросы регламентации процедуры судебного разбирательства, предусмотренной гл. 42 УПК, которая в ряде случаев не является детальной. Общеобязательные позиции Конституционного Суда РФ, выявляющие конституционно-правовой смысл норм, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей, заполняют возникающие пробелы и помогают практикующим юристам найти ответы на интересующие вопросы. Далее рассмотрим актуальные позиции КС РФ, которые могут использовать участники процесса и суды в различных правоприменительных ситуациях.

Как заявляется ходатайство о тенденциозности присяжных: при присяжных заседателях или в их отсутствие?

В соответствии с ч. 1 ст. 330 УПК ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности, например вследствие однородности состава коллегии присяжных с точки зрения возрастных, профессиональных, социальных и иных факторов, заявляется до приведения присяжных заседателей к присяге. Присяжные заседатели являются «судьями факта», в связи с чем любые вопросы права, не входящие в их компетенцию, по общему правилу подлежат обсуждению и разрешению в отсутствие присяжных заседателей. То обстоятельство, что до приведения к присяге члены коллегии юридически еще не являются присяжными заседателями, на суть концепции, казалось бы, влиять не должно.

Между тем в определении от 17.11.2009 № 1441-О-О КС РФ выразил несколько иную позицию. В ситуации, когда тенденциозность явилась предметом обсуждения в присутствии присяжных заседателей, КС РФ не усмотрел в этом нарушения прав заявителя.

В указанном определении КС РФ отметил: «…право сделать заявление о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава и обязанность суда разрешить такое заявление (ст. 330) выступают частью процедуры ее формирования, предусматривающей возможность задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по мнению сторон, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного <…>. Таким образом, положения оспариваемой нормы устанавливают право сторон (в том числе и защиты) на формирование надлежащего суда путем заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава, а не ограничивают его».

КС РФ фактически признал, что общее правило о невозможности рассмотрения процессуальных вопросов в присутствии присяжных заседателей не распространяется на процедуру формирования коллегии. Обсуждение вопроса о тенденциозности в присутствии присяжных заседателей допустимо и правомерно.

Однако в практическом пособии под редакцией Председателя ВС РФ В. М. Лебедева отмечается, что «ходатайство об отводе коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава должно разрешаться в отсутствии присяжных заседателей, поскольку этот вопрос не входит в компетенцию присяжных и способен вызвать их предубеждение в отношении подсудимого и других участников процесса». Примечательно, что, выражая такое мнение, авторы пособия также ссылаются на вышеупомянутое определение КС РФ.

Двоякое толкование позиции КС РФ порождает непоследовательность и в правоприменении: одни судьи обсуждают вопрос о тенденциозности в присутствии сформированной коллегии, другие — «за закрытыми дверями». Парадокс состоит в том, что во всех случаях ВС РФ признает примененную процедуру соответствующей требованиям ст. 330 УПК (кассационное определение от 18.01.2010 по делу №  5-о09-272сп; апелляционное определение от 27.08.2013 по делу №  57-АПУ13-6СП).

Можно ли заменить присяжного заседателя без выяснения уважительности причин его неявки?

Порядок замены присяжного заседателя предусматривает в качестве обязательного условия отсутствие у него возможности продолжать участвовать в судебном заседании. В судебной практике это условие в ряде случаев не соблюдается.

Так, оспаривая конституционность положений ст. 329 УПК, примененных в конкретном деле, заявитель указал, что председательствующий заменил присяжного без выяснения уважительности причин его неявки и вопроса о возможности дальнейшего участия в деле. По результатам рассмотрения жалобы КС РФ в определении от 24.09.2012 №  1727-О пришел к выводу, что «сама по себе замена присяжного заседателя запасным не может рассматриваться как нарушение права подсудимого на рассмотрение его дела независимым, компетентным и беспристрастным судом».

Позиция КC РФ не в полной мере отвечает на поставленный вопрос. Более того, она диссонирует с п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2005 №  23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей». Пленум указывает, что «нарушение установленного законом порядка замены присяжного заседателя запасным влечет отмену приговора как постановленного незаконным составом суда». Тем не менее правовая позиция КС РФ широко используется в практике и предоставляет председательствующему практически неограниченную дискрецию при принятии решения о замене присяжного заседателя запасным.

Допустимо ли доказывать при присяжных провокацию?

Побудительным мотивом совершения преступления может явиться не только умысел правонарушителя, но и активные действия сотрудников оперативных служб, без подстрекательства которых преступление не было бы совершено. Случаи, когда государственные агенты выходят за рамки проведения обычного пассивного расследования преступной деятельности, побуждают подозреваемого совершить преступление, которое бы он не совершил при иных обстоятельствах, Европейский суд по правам человека последовательно признает провокацией.

Как правило, речь о провокации заходит при рассмотрении уголовных дел коррупционной направленности либо связанных с незаконным оборотом наркотиков, реже — по заказным убийствам (неоконченным составам). Поскольку две последние категории могут стать предметом рассмотрения судом присяжных, вопрос о правомерности доказывания провокации при опровержении предъявленного обвинения является для защиты значимым.

Сторонники обсуждения провокации в присутствии присяжных заседателей исходят из того, что сведения о ней напрямую влияют на разрешение вопроса о виновности и потому входят в полномочия коллегии присяжных. Противники же данной концепции исходят из того, что любые провокационные действия со стороны спецслужб направлены на искусственное формирование доказательств преступной деятельности. Поскольку собирание таких доказательств производится с нарушением федерального закона, их нельзя использовать в процессе доказывания. Разрешение же вопроса о процессуальной доброкачественности доказательств относится к исключительной компетенции председательствующего, соответственно, эти вопросы обсуждаются и разрешаются в отсутствие присяжных. Такой правовой подход перекликается с рядом позиций ЕСПЧ, рассматривающего провокацию в качестве дефекта именно процессуальной природы.

Проверив положения ст. 334 и 335 УПК, КС РФ в определении от 28.05.2009 №  802-О-О разделил подход ЕСПЧ. Вместе с тем КС РФ указал, что «хотя вопрос о недопустимости доказательств рассматривается в отсутствие присяжных заседателей, это не снимает с судьи обязанность, выслушав мнение сторон, проверить и оценить доказательства с точки зрения допустимости».

Можно ли исследовать при присяжных данные о личности свидетеля?

В определении от 11.05.2012 №  686-О КС РФ отметил, что положения ч. 8 ст. 335 УПК «не регламентируют вопросы исследования в присутствии присяжных заседателей сведений о личности потерпевшего и свидетеля <…> в присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных и способные вызвать их предубеждение в отношении участников процесса».

Между тем по результатам повторной проверки ч. 7 и 8 ст. 335 УПК в определении от 29.09.2016 № 2157-О КС РФ пришел к выводу, что «приведенные законоположения не содержат запретов на исследование в присутствии присяжных заседателей вопросов, касающихся наличия или отсутствия у подсудимого мотивов для совершения инкриминируемых ему преступлений, сведений о личности свидетелей, а также об иных обстоятельствах, влияющих на достоверность их показаний».

Такая эволюция позиции КС РФ, вероятно, связана с постановлением ЕСПЧ от 23.10.2012 по делу «Пичугин (Pichugin) против Российской Федерации» (жалоба №  38623/03). В данном деле ЕСПЧ усмотрел нарушение права заявителя на защиту в том, что председательствующим судьей были отведены вопросы о судимостях дающего изобличающие показания свидетеля, а также вопросы о мотивах, побудивших свидетеля изменить показания, что могло повлиять на оценку присяжными заседателями показаний свидетеля с точки зрения их достоверности. Однако пока приходится лишь надеяться, что эти позиции Страсбургского суда и Конституционного Суда РФ изменят правоприменительную практику и стороны смогут исследовать в присутствии присяжных заседателей информацию о личности свидетелей. Равно как и данные о лицах, в отношении которых уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, в контексте оценки достоверности их показаний. Пока же практика не всегда учитывает эти позиции высших судов.

Вправе ли стороны знакомиться с содержанием записок присяжных заседателей?

Участвуя в исследовании представляемых сторонами доказательств, присяжные заседатели не обладают правом напрямую ставить вопросы перед допрашиваемыми лицами. Право задать вопросы они могут реализовать опосредованно: сформулировать их в письменном виде и передать председательствующему через старшину. Кроме того, присяжные заседатели вправе просить председательствующего разъяснить нормы закона, относящиеся к уголовному делу, содержание оглашенных в суде документов и другие неясные для них вопросы и понятия (п. 2 ч. 1 ст. 333 УПК). Такого рода обращения присяжных также формулируются в письменном виде и передаются председательствующему.

КС РФ, закрепляя право сторон на ознакомление с содержанием таких обращений, в определении от 23.06.2009 №  883-О-О указал, что по смыслу ст. 259 УПК «в протоколе судебного заседания указываются все имеющие значение обстоятельства судебного заседания, в том числе, соответственно, и содержание вопросов присяжных заседателей — как заданных председательствующим, так и отведенных им. Подсудимый и его защитник вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и прилагаемыми к нему документами».


Может ли защитник затрагивать в прениях эпизоды, не инкриминированные его подзащитному?

По общему правилу стороны в ходе судебного следствия вправе участвовать в исследовании всех доказательств, в том числе по эпизодам, по которым обвинение предъявлено не всем подсудимым. Вместе с тем на стадии судебных прений применяется иное правило, которое ограничивает защитника затрагивать эпизоды, не инкриминированные его подзащитному.

КС РФ рассмотрел конституционность положений ч. 2 ст. 336 УПК. Заявитель в своей жалобе в КС РФ указывал, что положения этой нормы позволяют представителю гособвинения в прениях сторон доводить до присяжных заседателей свою позицию по всем инкриминирумым обвиняемым эпизодам. Но защитник обвиняемого, в отношении которого уголовное дело по одному из эпизодов предъявленного обвинения прекращено, лишается возможности выступить перед присяжными заседателями с ответной речью по данному эпизоду. КС РФ не усмотрел нарушения прав заявителя и в определении от 13.10.2009 № 1164-О-О указал, что ст. 336 УПК «закрепляет общие правила, регулирующие особенности проведения прений сторон при производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей. В частности, регулируемое частью второй данной статьи ограничение предмета прений сторон имеет целью недопущение воздействия на присяжных заседателей, которое могло бы повлиять на вынесение ими объективного вердикта. Указанное ограничение не нарушает принцип состязательности и равноправия сторон, поскольку оно распространяется как на сторону защиты, так и на сторону обвинения. В равной мере оно не затрагивает конституционное право гражданина на судебную защиту и получение квалифицированной юридической помощи».

Как заявляются возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего?

Отвечая на вопрос, относятся ли возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего к вопросам права либо охватываются компетенцией коллегии присяжных заседателей, КС РФ сослался на профильное постановление Пленума ВС РФ и в определении от 20.12.2018 № 3395-О разъяснил, что такие возражения заявляются и разрешаются в присутствии присяжных заседателей. В частности, в этом определении КС РФ отметил, что «сторона защиты имеет право заявить возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности (напоминание присяжным заседателям только уличающих или только оправдывающих подсудимого доказательств, исследованных в суде, их оценка, выражение в какой-либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных, и т. п.); возражения сторон заявляются в присутствии присяжных, в их же присутствии председательствующий дает свои разъяснения по заявленным сторонами возражениям».

Вправе ли стороны знакомиться с вопросным листом после его заполнения и изготавливать его копию?

Подготовка к обсуждению последствий вердикта предполагает предоставление сторонам возможности ознакомления с содержанием заполненного вопросного листа. В практике взаимосвязанные положения ст. 47, 312 и 346 УПК толкуются неоднозначно и могут препятствовать получению обвиняемым копии вопросного листа с ответами присяжных заседателей.

КС РФ в определении от 24.01.2013 №  8-О указал, что ст. 312 УПК «регламентирует лишь порядок вручения осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю копии приговора по уголовному делу, рассмотренному в общем порядке, и не регламентирует вопросов производства в суде присяжных». По мнению КС РФ, отсутствие в ст. 346 УПК «положения о вручении осужденному копии вопросного листа после оглашения вердикта коллегии присяжных заседателей не означает невозможность такого ознакомления, поскольку при провозглашении вердикта старшина присяжных заседателей зачитывает по вопросному листу поставленные судом вопросы и ответы присяжных заседателей на них; провозглашенный вердикт приобщается к материалам уголовного дела, с которыми подсудимый вправе не только ознакомиться, но и снять с них копии».

В каком порядке пересматривается обвинительный приговор в случае оправдания предполагаемого соучастника при раздельном рассмотрении уголовных дел?

В судебной практике встречаются случаи, когда уголовные дела в отношении предполагаемых соучастников преступления рассматриваются разными коллегиями присяжных заседателей. Это происходит вследствие выделения уголовного дела в отношении одного или нескольких сообвиняемых. При этом нередки случаи оправдания одних обвиняемых при вынесении обвинительного вердикта в отношении других. В результате возникает правовая коллизия, поскольку судебными решениями устанавливаются взаимоисключающие обстоятельства, касающиеся одних и тех же криминальных событий.

Отвечая на вопрос о процессуальном пути устранения этой коллизии, КС РФ в определении от 25.09.2014 № 2290-О разъяснил, что такие вопросы подлежат разрешению не в апелляционном либо кассационном порядке, а в соответствии с процедурой, установленной гл. 49 УПК. В частности, КС РФ указал, что «оспариваемое заявителем законоположение не исключает при наличии соответствующих оснований и в предусмотренном законом порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в случае вынесения судебного акта по другому уголовному делу, которым установлена невиновность лица, обвинявшегося в преступлении, совершенном совместно с осужденным, если это обстоятельство не оценивалось судом при постановлении приговора».

Можно ли допрашивать присяжных заседателей об обстоятельствах нарушения тайны их совещания и об оказанном на них давлении?

Тема внепроцессуального воздействия на присяжных заседателей является актуальной, но содержит в себе неустранимые на первый взгляд противоречия. С одной стороны, УПК относит нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта к существенным нарушениям, влекущим отмену приговора. Кроме того, присяжные заседатели не вправе высказывать свое мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта, общаться с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств этого дела, собирать сведения по делу вне судебного заседания. Такие факты в случае их выявления должны получить соответствующую оценку суда апелляционной инстанции.

С другой стороны, в силу п. 2 ст. 10 Федерального закона от 20.08.2004 № 113‑ФЗ о присяжных заседателях и ч. 1 ст. 56 УПК присяжный заседатель не подлежит допросу в качестве свидетеля по обстоятельствам уголовного дела, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу. Эта норма фактически блокирует возможность вскрытия и процессуального закрепления фактов незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей со стороны работников аппарата суда и иных лиц.

Отвечая на вопрос о механизме разрешения этой правовой коллизии, КС РФ в постановлении от 07.07.2020 №  33-П указал, что суд апелляционной инстанции вправе выяснять у присяжных заседателей обстоятельства нарушения тайны их совещания и иного стороннего воздействия без придания им статуса свидетеля. Из постановления КС РФ следует, что «такие факты, как способные поставить под сомнение справедливость, безупречность и правосудность судебного решения в целом, не могут быть оставлены судом апелляционной инстанции без внимания, когда в жалобе или представлении содержатся доводы и материалы, подтверждающие предположения о соответствующих нарушениях <…>. Информация о высказывании присяжными своих мнений по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта, об их общении с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств этого дела, о собирании данных по делу вне судебного заседания, о стороннем воздействии на них при обсуждении вердикта и при голосовании, о присутствии в совещательной комнате других лиц, помимо присяжных, свидетельствует о нарушении уголовно-процессуального закона либо ином противоправном поведении самих присяжных или других лиц и не может расцениваться в качестве сведений, ставших известными присяжным в связи с участием в производстве по уголовному делу <…>. Следовательно, по смыслу взаимосвязанных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона „О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации“ и распространяющихся на присяжных норм Закона Российской Федерации „О статусе судей в Российской Федерации“ присяжные по обоснованному ходатайству стороны, оспаривающей приговор, могут быть приглашены в судебное заседание суда апелляционной инстанции и вправе предоставить сведения об обстоятельствах, касающихся предполагаемых нарушений уголовно-процессуального закона при обсуждении и вынесении вердикта по заданным им вопросам, не разглашая при этом сведения о суждениях, имевших место во время совещания, о позициях присяжных при голосовании».

В заключение отметим, что общеобязательные правовые позиции КС РФ оказывают существенное влияние на формирование и совершенствование процедуры в суде присяжных. Хочется надеяться, что использование приведенных решений судебного органа конституционного контроля принесет практическую пользу участникам уголовного судопроизводства, позволит им системно выстраивать позицию и оптимально реагировать на ситуацию в судебном заседании.

Важно  В практике по-разному трактуется позиция КС РФ по вопросу процедуры принятия решения о роспуске коллегии присяжных ввиду ее тенденциозности. ВС РФ признавал законным заявление и рассмотрение этого ходатайства как в присутствии самих присяжных, так и в их отсутствие Позиция КС РФ предоставляет председательствующему практически неограниченную дискрецию при принятии решения о замене присяжного заседателя запасным Стороны вправе знакомиться с содержанием вопросов присяжных заседателей, как озвученных председательствующим, так и отведенных им  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.