Пт. Июл 23rd, 2021
Поделиться

Видеозаписи с камер наблюдения в СИЗО и исправительных учреждениях часто используются в качестве доказательств по уголовным делам о преступлениях, совершенных в этих учреждениях. Например, с их помощью доказывают преступления, предусмотренные ст. 321 УК «Дезорганизация работы исправительных учреждений»9.

Проблемой для судебной практики могут стать постановления ЕСПЧ, в которых постоянное (круглосуточное) видеонаблюдение за заключенными и осужденными в камерах СИЗО и исправительных учреждениях признано противоречащим ст. 8 Конвенции. В частности, это решения от 02.07.2019 по делу «Горлов и другие против России» (жалоба №  27057/06), от 27.08.2019 по делу «Изместьев против России» (жалоба №  74141/10).

Суть позиции ЕСПЧ сводится к следующему: решение о помещении заключенного (осужденного) администрацией СИЗО или исправительного учреждения под постоянное видеонаблюдение должно отвечать нескольким условиям:

  1. вынесено уполномоченным должностным лицом;
  2. индивидуальное. Например, по делу «Ван ден Грааф против Нидерландов» (постановление ЕСПЧ от 01.06.2004) оно было обусловлено наличием суицидальных наклонностей в поведении и психическим здоровьем, подтвержденными медицинскими документами в отношении осужденного за убийство, содержащегося в одиночном заключении;
  3. мотивированное, то есть с указанием причин, которые могли бы оправдать постоянное видеонаблюдение в свете преследуемых законных целей. Например, в целях предотвращения совершения преступлений заключенными, побега или совершения преступлений против них (дело «Бунтов против России», постановление от 05.06.2012);
  4. устанавливает продолжительность наблюдения с целью регулярного пересмотра обоснованности его применения;
  5. устанавливает процедуру постоянного видеонаблюдения — основания, условия проведения, пределы, а также сроки хранения полученной информации и обстоятельства, при которой она подлежит уничтожению.

В постановлении по делу «Горлов и другие против России» ЕСПЧ признал, что применение постоянного видеонаблюдения имеет определенную основу в национальном законодательстве, на которую сослались власти:

  • УИК (ст. 83);
  • Федеральный закон от 15.07.1995 №  103‑ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»10 (ст. 33);
  • Инструкция об организации службы по обеспечению надзора за подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, содержащимися в следственных изоляторах и тюрьмах уголовно-исполнительной системы от 03.11.2005 (с изменениями от 25.05.2011) №  204-дсп;
  • Наставления по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы, утвержденные приказом Минюста России от 04.09.2006 (с изменениями от 17.07.2013) №  279.


Однако, как указал ЕСПЧ, эти акты устанавливают лишь право использования аудиовизуальных, электронных, иных технических средств надзора и контроля за заключенными, их перечень, технические и инженерные стандарты. Но они не содержат правовой регламентации методов, условий и процедуры их использования, в том числе продолжительности наблюдения и сроков хранения собранных данных (п. 85, 88, 90, 93, 94 постановления по делу «Горлов и другие против России»).

Поэтому ЕСПЧ признал, что существующая нормативная база несовместима с требованием «качества закона», не является достаточно четкой и подробной. В ней отсутствует ясность по поводу объема полномочий (пределов усмотрения) администрации СИЗО и исправительных учреждений, а также способа их реализации, обеспечивающие лицу «защиту от произвола». В итоге Европейский Суд констатировал нарушение требований ст. 8 Конвенции (п. 97, 98 и 100 постановления по делу «Горлов и другие против России»).

Кроме того, по жалобе Горлова И.Е. нарушением статьи 13 Конвенции признано отсутствие эффективного внутригосударственного средства правовой защиты, то есть возможности судебного пересмотра помещения под постоянное видеонаблюдение (п. 104–110 постановления).

Для проведения закрытых слушаний суд должен сделать конкретные выводы о защите важных государственных интересов

С учетом позиции ЕСПЧ может возникнуть вопрос о допустимости доказательства, полученного в результате круглосуточного видеонаблюдения за осужденным (заключенным) в камере. Однако ситуации, рассматриваемые в указанных постановлениях ЕСПЧ, не относятся к осуществлению видеозаписи в других помещениях учреждений, а также к случаю, когда видеокамера находилась при сотруднике учреждения (нагрудная), поскольку в таких и подобных ситуациях видеонаблюдение не осуществляется в отношении конкретных лиц круглосуточно.

0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Редактор сайта

7
Комментарии: 0Публикации: 32Регистрация: 24-04-2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля