Пт. Июл 23rd, 2021
Поделиться

В ЭТОЙ СТАТЬЕ:

  • Как апелляция квалифицировала передачу через посредника наркотического средства, спрятанного в сигарету
  • Какие основания не могли быть достаточными для изменения меры пресечения в виде запрета определенных действий на домашний арест
  • Вправе ли вышестоящий или замененный гособвинитель дополнить первоначальную позицию по квалификации обвинения при проведении повторных прений по делу

Вопросы уголовного права

Апелляционный суд напомнил, что передача наркотика через посредника, даже если наркотическое средство не дошло до получателя, квалифицируется как оконченное преступление

Суд признал А. виновным в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в исправительном учреждении (ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК).

Из приговора следовало, что к А. обратился осужденный, отбывающий наказание в исправительной колонии, с просьбой забрать из тайника наркотическое средство, разместить его в сигарете, замаскировать в россыпи среди других сигарет и передать ему через З., не осведомленную о преступных намерениях осужденного. В последующем сотрудники колонии изъяли наркотик у З. в ходе осмотра.

Апелляция изменила приговор. Основным условием для квалификации незаконного сбыта наркотических средств как оконченного преступления Пленум ВС РФ в постановлении от 15.06.2006 № 14 называет выполнение лицом всех необходимых и зависящих от него действий по передаче наркотического средства приобретателю. Лица, которые прячут наркотики в передачах для осужденных, отбывающих наказание, выполняют все зависящие от них действия и несут ответственность за оконченный сбыт наркотических средств.

Апелляция переквалифицировала действия А. с ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК на п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК. Она пришла к выводу, что А. полностью выполнил объективную сторону преступления. Поэтому преступление является оконченным независимо от того, что неустановленное лицо, для которого наркотик предназначался, его не получило.



Вопросы уголовного процесса

Нарушение процедуры совещания коллегии присяжных при вынесении вердикта стало основанием для отмены приговора

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей суд оправдал Ж. по обвинению в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК).

Апелляционная инстанция отменила приговор. После выхода коллегии присяжных заседателей из совещательной комнаты и оглашения вопросного листа старшина огласил ответы коллегии присяжных только на два первых вопроса. На вопросы № 3 и № 4 вопросный лист ответы не содержал, на что председательствующий обратил внимание старшины коллегии присяжных заседателей и сообщил, какие именно фразы надо записать, без указания на необходимость удаления в совещательную комнату. Старшина коллегии присяжных заседателей в зале судебного заседания в присутствии гособвинителей, защиты, потерпевших и подсудимого, не совещаясь с присяжными заседателями, внес в вопросный лист записи «без ответа» на вопросы № 3 и № 4 и передал его председательствующему.

Апелляционная инстанция сочла это нарушением норм УПК. Согласно ч. 7 и 8 ст. 343 УПК, ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы должны представлять собой утверждение или отрицание с обязательным пояснительным словом, раскрывающим смысл ответа («Да, виновен», «Нет, не виновен» и т. п.). Если ответ на предыдущий вопрос исключает необходимость отвечать на последующий вопрос, старшина с согласия большинства присяжных заседателей вписывает после него слова «без ответа».

Из требований ч. 1–3 ст. 345 УПК следует, что, если председательствующий находит вердикт неясным или противоречивым, он указывает на это присяжным и предлагает им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, а также вправе после выслушивания мнений сторон внести в вопросный лист дополнительные вопросы. Выслушав краткое напутственное слово председательствующего по поводу изменений в вопросном листе, коллегия присяжных заседателей возвращается в совещательную комнату для вынесения вердикта. В нарушение требований закона присяжные заседатели не совещались по двум вопросам вопросного листа. Присяжные вынесли вердикт не в совещательной комнате, а в присутствии иных лиц. Вопросный лист провозглашен без внесения ответов на вопросы № 3 и № 4, а председательствующий судья не принял мер к устранению нарушений УПК, разрешил старшине присяжных заседателей провозгласить неясный вердикт.



Суд нарушил закон, поскольку основал приговор на доказательствах, которые не исследовал в судебном заседании

Суд апелляционной инстанции изменил приговор, по которому суд признал С. виновным в причинении смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 109 УК).

Из материалов дела следовало, что показания свидетелей П., С., С.В., которые они дали на следствии, в судебном заседании были оглашены частично. Но в приговоре суд привел их в полном объеме, что противоречит требованиям ст. 240 УПК. По данной норме выводы суда, изложенные в приговоре, постановленном в общем порядке судебного разбирательства, должны основываться на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Ссылка в приговоре на показания свидетелей, данные ими в ходе предварительного расследования или ином судебном заседании, допустима только при условии оглашения этих показаний с соблюдением требований, установленных ст. 281 УПК. Суд апелляционной инстанции исключил из приговора показания свидетелей, данные на предварительном следствии, которые не были предметом исследования в суде.



Суд вправе изменить меру пресечения в виде запрета определенных действий на более строгую только по основаниям, указанным в УПК

Апелляционная инстанция отменила постановление суда, которым суд изменил З. меру пресечения в виде запрета определенных действий на домашний арест.

Согласно ч. 13 ст. 105.1 УПК, суд по ходатайству следователя может изменить меру пресечения в виде запрета определенных действий на более строгую, если обвиняемый нарушил возложенные на него запреты, отказался от применения к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля или умышленно их повредил, уничтожил либо совершил иные действия, направленные на нарушение функционирования применяемых к нему перечисленных средств контроля.

Однако суд первой инстанции не привел таких обстоятельств в постановлении. Он обосновал свое решение только тем, что обвиняемый подозревается в совершении еще одного преступления, которое не было ему инкриминировано на момент избрания меры пресечения в виде запрета определенных действий. Кроме того, суд указал, что З. дважды привлекался к административной ответственности за правонарушения по линии ГИБДД, находится на территории РФ нелегально, официально не трудоустроен.

Таким образом, суд изменил обвиняемому ранее избранную меру пресечения на более строгую по основаниям, не указанным в законе.



У суда отсутствовали основания для рассмотрения уголовного дела в особом порядке

Суд признал Н. виновным в хранении наркотиков (ч. 1 ст. 228 УК) и оружия (ч. 1 ст. 222 УК).

Судебное разбирательство проходило в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (гл. 40 УПК).

Согласно положениям ст. 314–316 УПК, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением возможен лишь при наличии соответствующего ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

Суд назначил рассмотрение уголовного дела по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК, указав, что при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемый ходатайствовал о применении особого порядка судебного разбирательства. Впоследствии уголовное дело было соединено в одно производство с ранее поступившим в суд уголовным делом по обвинению Н. в незаконном обороте оружия (ч. 1 ст. 222 УК), рассмотрение которого также было назначено в особом порядке.

Вместе с тем суд не учел, что уголовное дело в отношении Н. по ч. 1 ст. 228 УК уже поступало в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, было также назначено к рассмотрению в особом порядке судопроизводства. Однако Н. заявил ходатайство о рассмотрении его уголовного дела в общем порядке, которое суд удовлетворил. По прошествии времени Н. скрылся, был объявлен в розыск с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу, а производство по уголовному делу приостановлено с возвращением его прокурору для объявления розыска.

После возвращения дела прокурору предварительное следствие по нему не проводилось, требования ст. 217 УПК не выполнялись. После поступления дела в суд предварительное слушание по нему не проводилось, ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке Н. больше не заявлял. Таким образом, у суда первой инстанции отсутствовали предусмотренные законом основания для назначения в особом порядке судебного заседания по уголовному делу в отношении Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК, а также для рассмотрения объединенного уголовного дела в том же особом порядке.

Апелляция отменила приговор в отношении Н. и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство.



Апелляция указала, что отказ прокурора от обвинения является обязательным для суда и может быть оспорен только в вышестоящую судебную инстанцию

По приговору суда К. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, хранение и перевозку огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222 УК). Аналогично действия К. квалифицированы и органами предварительного расследования.

Вместе с тем гособвинитель в прениях указал, что действия К. надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 222 УК лишь как незаконное хранение огнестрельного оружия. Суд оставил без внимания его позицию.

Из материалов уголовного дела следовало, что после возобновления судебного следствия прения проведены вновь и с участием нового гособвинителя, являющегося вышестоящим работником прокуратуры по отношению к прежнему гособвинителю.

В повторных прениях гособвинитель просил признать К. виновным в том числе в незаконных приобретении и перевозке оружия, что недопустимо. По мнению апелляционной инстанции, первую позицию стороны обвинения вышестоящий прокурор может оспорить только в апелляционном или кассационном порядке, дополнить позицию при проведении повторных прений он не вправе.

Суд апелляционной инстанции исключил осуждение К. за незаконное приобретение и перевозку огнестрельного оружия и соразмерно смягчил назначенное наказание.



Приведенные в рубрике судебные решения не являются официальной позицией Верховного Суда РФ по рассмотренным в них вопросам. Источником официальной позиции по вопросам применения норм УК и УПК служат только постановления Пленума ВС РФ и обзоры судебной практики, утвержденные Президиумом ВС РФ, опубликованные в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации» и на сайте vsrf.ru.
0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Редактор сайта

7
Комментарии: 0Публикации: 32Регистрация: 24-04-2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля